2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Россия в глобальной политике

Россия в глобальной политике

Американский эксперт по внешней политике Китая, профессор исследований проблем безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе Университета Маккуори в Сиднее и старший научный сотрудник Королевского объединённого института оборонных исследований в Лондоне, бывший директор Стокгольмского международного института исследований проблем мира (SIPRI).

6 мая 2020 г. на совместном заседании Евразийского онлайн-семинара и Китайского семинара Факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ выступил известный американский эксперт по внешней политике Китая, профессор исследований проблем безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе Университета Маккуори в Сиднее и старший научный сотрудник Королевского объединённого института оборонных исследований в Лондоне, бывший директор Стокгольмского международного института исследований проблем мира (SIPRI) Бейтс Гилл. Мероприятие было организовано Международной лабораторией исследований мирового порядка и нового регионализма и Школа востоковедения университета. Ниже следует краткое изложение его выступления.

Текущий кризис, вызванный эпидемией COVID-19, ускорил уже существующие противоречия и послужил началом новой борьбы за власть между Китаем и другими странами. Например, усугубился конфликт между Китаем и США за мировое лидерство. В связи с этим газета “Global Times” представила недавно новый концепт китайской дипломатии, который за границей получил название «дипломатия волков-воинов». Название взято из популярного китайского боевика «Волки-воины», рассказывающего о победах китайского спецназа за рубежом, а сама новая дипломатия является попыткой реализовать уже существующее китайское понимание «власти дискурса». Актуальность настоящего анализа нового концепта дипломатии связана с тем, что успех Китая в борьбе с эпидемией коронавируса заставил некоторых исследователей предполагать, что Китай накопил достаточно инструментов «мягкой силы», чтобы выиграть борьбу за международный нарратив в современных международных отношениях. Однако верно ли такое предположение?

Статья в тему:  Как удалить аккаунт atlassian

Анализ китайской дипломатии в контексте «мягкой силы»

Согласно мнению профессора Джозефа Ная, «мягкая сила» – это форма политической власти, предполагающая способность добиваться желаемых результатов на основе добровольного участия, симпатии и привлекательности, в отличие от «жёсткой силы», которая подразумевает принуждение. Если исходить из такого определения, то считать нынешний подход Китая к пропаганде и увеличению собственного международного влияния проявлением «мягкой силы» фундаментально неверно. Рассмотрим кратко информационную политику китайского правительства в современный период.

В последнее время у Китая и КПК появилось понимание необходимости создать новый более позитивный образ страны за рубежом, чтобы укрепить так называемую «власть дискурса» КНР. В этой ситуации пандемия коронавируса стала прекрасной возможностью вступить в игру и контролировать не только нарратив вокруг вируса, но заодно и изобразить КПК и её руководство в наиболее привлекательном свете. Конечно, освещение событий вокруг коронавируса – лишь малая часть масштабной государственной программы, задуманной ещё в начале второго десятилетия XXI века с приходом к власти в Китае Си Цзиньпина. Попытки создания положительного международного имиджа Китая продолжаются уже более двадцати лет, и они были значительно интенсифицированы во время правления Си. Так, в 2013 г. на Всекитайской конференции по пропаганде и идеологии Си Цзиньпин обозначил приоритеты международной пропаганды. Он поставил задачу верно рассказать историю Китая, возвысить его голос и добиться действенности нарратива КНР по всему миру. В 2018 г. в рамках этой программы была создана новая медиа-империя «Голос Китая» под руководством Отдела пропаганды ЦК КПК, целью которой стало увеличить ресурсы и расширить возможности агентств, ответственных за выполнение поставленных задач по распространению позитивного образа Китая. Помимо этого, КПК и китайские дипломаты также значительно увеличили своё присутствие в социальных сетях, включая западные, большая часть которых запрещена в самом Китае, с целью расширить международную аудиторию. Американская организация, занимающаяся журналистскими расследованиями, ProPublica задокументировала, помимо всего прочего, рост числа фальшивых твиттер-аккаунтов, ассоциирующихся либо с КПК, либо с китайскими государственными органами. Тотальный охват аудитории составил более 100 миллионов человек. Это информационная база очень пригодилась во время эпидемии коронавируса COVID-19, чтобы транслировать необходимый Китаю нарратив и эффективно проводить информационную политику правительства КНР.

Статья в тему:  Через сколько удаляется аккаунт в твиттере

Освещение эпидемии китайской пропагандой за рубежом можно разделить на четыре основных стадии.

Начало – середина января 2020 г.: преуменьшение серьёзности ситуации и критика тех, кто о ней сообщал; информация от них трактовалась китайским правительством как «фальшивка».

Начало февраля: председатель Си объявляет «народную войну», нарратив меняется на восхваление лидерских качеств китайского правительства и лично Си Цзиньпина, подчёркивается роль иностранного вмешательства в ухудшении имиджа КНР в рамках действий в период пандемии.

Март: эпидемия идёт на спад в Китае, но начинает развиваться глобально; фокус перемещается на поиск ответственных лиц и подчеркивание усилий Пекина по международному сотрудничеству в борьбе с пандемией.

Март – апрель: рост критики США и соответствующих американских нападок на действия Китая во время эпидемии.

Текущая ситуация с «мягкой силой»

Согласно опросам общественного мнения, проводившихся после прихода Си Цзиньпина к власти, уверенность жителей разных стран в том, что он способен верно действовать в международных делах, и международная привлекательность Китая стабильно снижаются. Так, в ежегодных докладах Soft Power 30 Китай после 2016 г. занимает одно из последних мест (например, в 2019-м он был 27-м из 30). Опрос Pew Research Centre показал, что, даже несмотря на то, что влияние Китая в мире растёт, это не означает, что восприятие страны становится более позитивным.

Всё вышеперечисленное подтверждает несостоятельность тезиса о том, что Китай обладает «мягкой силой». В действительности фактическая реакция КНР на кризис, вызванный нынешним коронавирусом, подтвердила уже существующие опасения:

  • неправильные действия на ранней стадии и отсутствие прозрачности в подаче информации о фактических данных и принятых мерах;
  • попытка уйти от ответственности и посеять сомнения в источниках вируса;
  • борьба за влияние под видом щедрости;
Статья в тему:  Как отвязать аккаунт вк от фейсбука

Это усилило беспокойство в мире по поводу экономической взаимосвязанности и зависимости от поставок из Китая, проблем безопасности, ставящих вопрос о необходимости частичного сокращения связей, и проблем с правами человека в Китае и недемократического характера его режима.

Есть основания предположить, что рейтинги Китая упадут ещё ниже после окончания кризиса. Несмотря на активные попытки сформировать нарратив вокруг коронавируса в свою пользу, КПК сталкивается с проблемой международного восприятия собственной политики, которая, скорее всего, в ближайшее время только усугубится.

Внутрикитайские оценки ситуации также подтверждают выводы. В полученном журналистами докладе Института современных международных отношений, являющегося исследовательским центром при Министерстве государственной безопасности Китая, возможная мировая реакция на ситуацию с короновирусом сравнивается с международной реакцией на подавление протестов на площади Тяньаньмэнь в 1989 году.

Чего стоит ожидать?

Обесценивание «мягкой силы» КНР ещё не значит, что Китай вообще ей не обладает. И уж тем более не значит, что у Китая нет геополитического влияния. Геополитическое влияние крайне важно, но его не надо путать с «мягкой силой». Китай пока не способен поднять свой авторитет на мировой арене посредством «мягкой силы», а его политика настолько противоречива, что вообще неясно, желает ли он в действительности заниматься поднятием собственного авторитета в глазах мира.

В принципе можно ожидать некоторую паузу в осуществлении дипломатии «волков-воинов» на время борьбы с пандемией коронавируса. Но КПК инвестировала огромные ресурсы в «правильный рассказ истории Китая», и, следовательно, пропаганда будет продолжаться. Однако Пекину придется адаптировать её под международную аудиторию. Более того, КПК скорее всего воспринимает свою борьбу с коронавирусом как успех. Особенно важно поддержание такого восприятия среди населения и в самой партии, где легитимация режима важнее всего. Поэтому мы можем ожидать похожие информационные кампании в будущем, хотя они обещают стать более продуманными.

Статья в тему:  Почему не могу подписаться в инстаграме на закрытый аккаунт

Возможно создание куда более аутентичного, привлекательного и эффективного за рубежом типа китайской «мягкой силы», но то, что делает Пекин, более уместно называть своим реальным именем – пропаганда и стремление представить влияние авторитарного Китая в позитивном ключе.

Есть старая пословица, которая выражает всю суть «мягкой силы»: «Лучшая пропаганда – это её отсутствие». Но пока КПК находится у власти, такой подход вряд ли осуществим. Коммунистический Китай не захочет применять эту пословицу в политической жизни.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector